Решение Калининского районного суда города Уфы Республики Башкортостан от 11 февраля 2016 года по делу №2-1931/16

Д № 2-1931/16

             Р Е Ш Е Н И Е

         Именем Российской Федерации

11 февраля 2016 года город Уфа

Калининский районный суд города Уфы Республики Башкортостан в составе председательствующего судьи Бикчуриной О.В., при секретаре Паначевой Н.А., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Идрисова В. РишатоВ. к Обществу с ограниченной ответственностью «Интегрированные маркетинговые коммуникации» о защите прав потребителя,

У С Т А Н О В И Л:

Идрисов В.Р. обратился в суд с иском к ООО «Интегрированные маркетинговые коммуникации» о защите прав потребителя. В обоснование иска указал, что ДД.ММ.ГГГГ приобрел у ответчика по договору купли-продажи коммуникатор <данные изъяты>, серийный №, стоимостью <данные изъяты> рублей.

ДД.ММ.ГГГГ истец сдал данный коммуникатор ответчику в связи с появившимся дефектом – расслоением дисплейного модуля. Сотрудник магазина убедился, что дефект является производственным, забрал коммуникатор для предоставления руководству и дальнейшего решения. Спустя 10 дней истец получил коммуникатор и акт выполненных работ № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому ООО «СПРОС+» произвело замену дисплейного модуля в связи с расслоением. Данное действие было произведено без согласия истца, акт был подписан истцом на кабальных условиях, поскольку в противном случае, истцу не возвращали коммуникатор. Также при сдаче коммуникатора на нем была защитная пленка. При возврате коммуникатора, защитная пленка отсутствовала.

Спустя семь месяцев проявился аналогичный дефект (расслоение дисплейного модуля).

ДД.ММ.ГГГГ истцом ответчику была подана претензия, ответ на которую не был получен.

После уточнения исковых требований, истец просит суд:

расторгнуть договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, заключенный между истцом и ответчиком,

взыскать с ответчика в пользу истца:

стоимость коммуникатора в размере <данные изъяты> рублей,

компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> рублей,

неустойку за период просрочки исполнения требования потребителя с ДД.ММ.ГГГГ в размере <данные изъяты> рублей,

стоимость услуг по наклейке пленки в размере <данные изъяты> рублей,

штраф в размере 50 % от присужденной судом суммы,

стоимость услуг представителя в размере <данные изъяты> рублей,

стоимость услуг эксперта в размере <данные изъяты> рублей,

почтовые расходы в размере <данные изъяты> рублей.

Истец Идрисов В.Р., допрошенный в судебном заседании, исковые требования поддержал, просил удовлетворить. Показал, что в первый раз недостаток коммуникатора – расслоение дисплейного модуля возник в ДД.ММ.ГГГГ года. После его гарантийного ремонта и замены модуля, аналогичный дефект – расслоение дисплейного модуля, возник повторно спустя 7 месяцев после ремонта. Это недостаток производственного характера. После этого, за пять дней до производства экспертизы истец уронил телефон и возникли недостатки эксплуатационного характера. Возникновение недостатка производственного характера не связано с недостатком эксплуатационного характера. Это установила экспертиза. Также истец просил взыскать с ответчика судебные расходы по направлению судебных телеграмм в размере <данные изъяты> рубль.

Представитель ответчика ООО «Интегрированные маркетинговые коммуникации», третьего лица ООО «СПРОС+» по доверенностям Кохановская И.И., а также представитель ответчика Андреев Д.Н. исковые требования не признали, просили в удовлетворении иска отказать. Указали, что истцом не доказано, что недостатки коммуникатора имеют производственный характер и что возникновение расслоения дисплейного модуля коммуникатора не зависело от механического воздействия на аппарат.

Изучив материалы дела, выслушав мнение и доводы лиц, участвующих по делу, суд приходит к выводу, что исковые требования являются частично обоснованными и подлежат удовлетворению в части.

Установлено, что ДД.ММ.ГГГГ Идрисов В.Р. купил в ООО «Интегрированные маркетинговые коммуникации» два коммуникатора стоимостью по <данные изъяты> рублей каждый. В том числе, коммуникатор <данные изъяты>, серийный №, два чехла к коммуникаторам и две защитные пленки, стоимостью по <данные изъяты> рублей, а также оплатил наклейку пленок, по <данные изъяты> рублей за каждую. Всего по товарному чеку № от ДД.ММ.ГГГГ Идрисов В.Р. оплатил <данные изъяты> рублей.

Как усматривается из гарантийного талона № № на коммуникатор <данные изъяты>, серийный №, коммуникатор является новым, дата продажи ДД.ММ.ГГГГ, гарантия на проданный     товар устанавливается продавцом и составляет 12 месяцев с момента продажи. В течение гарантийного срока производится бесплатный гарантийный ремонт товара.

В судебном заседании также установлено, не оспаривается сторонами по делу, что ДД.ММ.ГГГГ истец обратился к ответчику в связи с наличием неисправности коммуникатора, а именно, в связи с расслоением дисплейного модуля.

Согласно акту выполненных работ № от ДД.ММ.ГГГГ ООО «СПРОС+» (исполнитель гарантийного сервисного ремонта по договору с ООО «Интегрированные маркетинговые коммуникации») осуществлен гарантийный ремонт неисправности коммуникатора истца, выразившейся в расслоении дисплейного модуля, путем замены дисплейного модуля. Идрисов В.Р. в акте выполненных работ расписался как заказчик, что услуги по замене дисплейного модуля выполнены полностью и в срок, заказчик претензий по объему, качеству и срокам оказания услуг претензий не имеет.

В судебном заседании представителем ответчика и третьего лица Кохановской И.И. указано, что дисплейный модуль, установленный на коммуникатор истца по гарантийному ремонту, был передан в ООО «СПРОС+» из ООО «Интегрированные маркетинговые коммуникации», получен в результате разукомплектации нового коммуникатора, аналогичного коммуникатору истца. В обоснование происхождения дисплейного модуля, установленного на коммуникатор истца, представителем ответчика были представлены суду: акт разукомплектации товара от ДД.ММ.ГГГГ ООО «Интегрированные маркетинговые коммуникации», накладная на перемещение № от ДД.ММ.ГГГГ от ООО «Интегрированные маркетинговые коммуникации» в ООО «СПРОС+», акт выдачи запчастей по перемещению от ДД.ММ.ГГГГ ООО «СПРОС+».

В обоснование своего довода о неисполнении ответчиком требований потребителя в добровольном порядке, истцом представлена суду претензия (заявление) от ДД.ММ.ГГГГ, адресованная в ООО «Интегрированные маркетинговые коммуникации». Как видно из данного заявления, Идрисов В.Р. просит заменить ему коммуникатор на новый, так как ремонт коммуникатора был произведен по усмотрению сотрудника ООО «СПРОС+», что лишило Идрисова В.Р. права на его замену. Претензия получена ООО «Интегрированные маркетинговые коммуникации» ДД.ММ.ГГГГ.

Представителем ответчика суду было представлено письмо ООО «СПРОС+» от ДД.ММ.ГГГГ, направленное Идрисову В.Р. в ответ на его претензию, направленную ООО «Интегрированные маркетинговые коммуникации». Согласно указанному письму ООО «СПРОС+» отказывает Идрисову В.Р. в расторжении договора купли-продажи и возврате денежных средств за приобретенный коммуникатор, в связи с тем, что сервисным центром был произведен его гарантийный ремонт.

В процессе рассмотрения дела судом была назначена и проведена товароведческая экспертиза коммуникатора <данные изъяты>, серийный №, принадлежащего истцу.

Согласно заключению эксперта ООО «<данные изъяты>» № от ДД.ММ.ГГГГ, эксперт В пришел к следующим выводам:

По результатам комплексного исследования представленного к экспертизе телефона установлено, что на момент проведения экспертизы он имеет признаки ремонта в виде замены дисплейного модуля. В ходе стандартной проверки установить производилась ли замена программного обеспечения в ходе ремонтных работ, либо при иных обстоятельствах, не представляется возможным ввиду отсутствия на современном этапе развития экспертизы соответствующих научно-разработанных методик.

Ответить на вопросы, надлежащим ли образом был произведен ремонт, надлежащим ли образом был установлен дисплейный модуль при проведении гарантийного ремонта, не представляется возможным по причине наличия у представленного телефона многочисленных признаков аварийного характера, обусловленных сверхнормативным физическим воздействием (удар, сдавливание и т.п.), выраженных в наличие сети трещин защитного стекла дисплея, а также остаточных деформаций его металлического каркаса, которые не позволяют оценить состояние аппарата.

По данным исследования представленный телефон имеет признаки замены дисплейного модуля, который по данным исследования имеет ряд отличий от оригинального (свойства клеевого состава, способ нанесения, маркировка).

Предъявленный телефон на момент проведения экспертизы имеет скрытый недостаток производственного характера (который послужил причиной отслоения дисплейного модуля от полимерной подложки при причине частичного разрушения соединения клеевого этих двух деталей), так и недостаток приобретенного характера, возникший в результате сверхнормативного физического воздействия (удар, сдавливание и т.п.), выраженный в наличии сети трещин защитного стекла дисплея, а также остаточных деформаций его металлического каркаса.

Кроме того, эксперт пришел к заключению, что предъявленный телефон на момент проведения экспертизы имеет скрытый недостаток производственного характера, проявившийся в процессе эксплуатации, и недостаток приобретенного характера, возникший в результате сверхнормативного физического воздействия (удар, сдавливание и т.п.). По результатам анализа полученных данных, имеющийся недостаток производственного характера не имеет причинно-следственной связи с наличием характерных признаков аварийного характера.

Допрошенный по ходатайству стороны ответчика в судебном заседании эксперт В свое заключение поддержал. Утверждает, что коммуникатор истца имеет два недостатка: производственный недостаток – расслоение дисплейного модуля коммуникатора и эксплуатационный недостаток – трещины на дисплее от удара. При этом, возникновение производственного недостатка не состоит в причинно-следственной связи с недостатком эксплуатационного характера.

На основании ст. 14 Закона о защите прав потребителей продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), качество которого соответствует договору. При отсутствии в договоре условий о качестве товара (работы, услуги) продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), соответствующий обычно предъявляемым требованиям и пригодный для целей, для которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется.

В соответствии с Законом о защите прав потребителя недостаток товара (работы, услуги) - несоответствие товара (работы, услуги) или обязательным требованиям, предусмотренным законом либо в установленном им порядке, или условиям договора (при их отсутствии или неполноте условий обычно предъявляемым требованиям), или целям, для которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется, или целям, о которых продавец (исполнитель) был поставлен в известность потребителем при заключении договора, или образцу и (или) описанию при продаже товара по образцу и (или) по описанию.

В судебном заседании установлено, что не оспаривается сторонами по делу, что расслоение дисплейного модуля коммуникатора является недостатком товара в смысле, который придается данному понятию Законом о защите прав потребителей.

Согласно ст. 18 Закона о защите прав потребителя потребитель в случае обнаружения в товаре недостатков, если они не были оговорены продавцом, вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар суммы. По требованию продавца и за его счет потребитель должен возвратить товар с недостатками.

В отношении технически сложного товара потребитель в случае обнаружения в нем недостатков вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за такой товар суммы либо предъявить требование о его замене на товар этой же марки (модели, артикула) или на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены в течение пятнадцати дней со дня передачи потребителю такого товара. По истечении этого срока указанные требования подлежат удовлетворению в случае обнаружения существенного недостатка товара.

Согласно Закону о защите прав потребителей существенный недостаток товара (работы, услуги) - неустранимый недостаток или недостаток, который не может быть устранен без несоразмерных расходов или затрат времени, или выявляется неоднократно, или проявляется вновь после его устранения, или другие подобные недостатки.

В соответствии с пп. «д» п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» исходя из преамбулы и пункта 1 статьи 20 Закона о защите прав потребителей под существенным недостатком товара (работы, услуги), при возникновении которого наступают правовые последствия, предусмотренные статьями 18 и 29 Закона, следует понимать недостаток, который проявляется вновь после его устранения, - недостаток товара, повторно проявляющийся после проведения мероприятий по его устранению.

Согласно п. 2 ст. 18 Закона о защите прав потребителей требования, указанные в пункте 1 настоящей статьи, предъявляются потребителем продавцу либо уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю.

Перечень технически сложных товаров утверждается Правительством Российской Федерации.

Как установлено в судебном заседании, коммуникатор (телефон), приобретенный истцом у ответчика, относится к технически сложному товару.

Анализируя собранные по делу доказательства, суд приходит к выводу о доказанности того обстоятельства, что товар, приобретенный истцом у ответчика, имеет дефект производственного характера – расслоение дисплейного модуля. Указанное обстоятельство подтверждается заключением эксперта и показаниями эксперта В, данными в процессе рассмотрения дела. Данное заключение эксперта и показания эксперта согласуются между собой и с другими материалами дела, не вызывают у суда сомнений, поскольку эксперт является сертифицированным специалистом по специальности «Исследование промышленных (непродовольственных) товаров, в том числе, с целью проведения их оценки», имеет высшее образование по специальности «Инженер: проектирование и сервис бытовых машин и приборов», экспертную квалификацию по специальности «Государственный эксперт по непродовольственным товарам», неоднократно повышал квалификацию судебного эксперта, имеет стаж работы по специальности более 30 лет (с 1985 года). Заключение эксперта не имеет противоречий, выполнено в соответствии с действующим законодательством, является допустимым, достоверным и достаточным доказательством наличия в товаре дефектов и причин их возникновения.

Таким образом, коммуникатор истца имеет производственный недостаток – расслоение дисплейного модуля. Принимая во внимание, что в процессе гарантийного ремонта коммуникатора ДД.ММ.ГГГГ был устранен аналогичный недостаток – расслоение дисплейного модуля, суд приходит к выводу, что недостаток коммуникатора, приобретенного истцом у ответчика, отвечает признакам повторно проявляющегося после проведения мероприятий по его устранению недостатка. Следовательно, недостаток является существенным, дающим основание предъявить требования, предусмотренные ст. 18 Закона о защите прав потребителей.

В соответствии со ст. 19 Закона о защите прав потребителей потребитель вправе предъявить предусмотренные статьей 18 настоящего Закона требования к продавцу (изготовителю, уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру) в отношении недостатков товара, если они обнаружены в течение гарантийного срока или срока годности.

Гарантийный срок товара, а также срок его службы исчисляется со дня передачи товара потребителю, если иное не предусмотрено договором. Если день передачи установить невозможно, эти сроки исчисляются со дня изготовления товара.

Гарантийные сроки могут устанавливаться на комплектующие изделия и составные части основного товара. Гарантийные сроки на комплектующие изделия и составные части исчисляются в том же порядке, что и гарантийный срок на основной товар.

Гарантийные сроки на комплектующие изделия и составные части товара считаются равными гарантийному сроку на основное изделие, если иное не установлено договором. В случае, если на комплектующее изделие и составную часть товара в договоре установлен гарантийный срок меньшей продолжительности, чем гарантийный срок на основное изделие, потребитель вправе предъявить требования, связанные с недостатками комплектующего изделия и составной части товара, при их обнаружении в течение гарантийного срока на основное изделие, если иное не предусмотрено договором.

В случаях, когда предусмотренный договором гарантийный срок составляет менее двух лет и недостатки товара обнаружены потребителем по истечении гарантийного срока, но в пределах двух лет, потребитель вправе предъявить продавцу (изготовителю) требования, предусмотренные статьей 18 настоящего Закона, если докажет, что недостатки товара возникли до его передачи потребителю или по причинам, возникшим до этого момента.

Согласно п. 4 ст. 20 Закона о защите прав потребителей при устранении недостатков товара посредством замены комплектующего изделия или составной части основного изделия, на которые установлены гарантийные сроки, на новые комплектующее изделие или составную часть основного изделия устанавливается гарантийный срок той же продолжительности, что и на замененные комплектующее изделие или составную часть основного изделия, если иное не предусмотрено договором, и гарантийный срок исчисляется со дня выдачи потребителю этого товара по окончании ремонта.

Данная норма является диспозитивной, договором может быть предусмотрен иной гарантийный срок на комплектующие или новые части, в том числе и меньший, чем был на замененные части. Если договором иной срок не установлен, гарантийный срок на замененные части, должен равняться гарантийному сроку, установленному первоначально. В любом случае гарантийный срок исчисляется со дня выдачи товара после ремонта.

Суду не представлено доказательств того, что каким-либо соглашением стороны предусмотрели иной гарантийный срок на вновь установленный на коммуникатор истца дисплейный модуль. При этом сторонами по делу не оспаривается, что гарантийный срок на коммуникатор со всеми комплектующими составляет 12 месяцев. Следовательно, гарантийный срок на вновь установленный на коммуникатор истца дисплейный модуль считается равным установленному первоначально, то есть 12 месяцам.

Указанный в акте выполненных работ № от ДД.ММ.ГГГГ ООО «СПРОС+» 1 месяц гарантии, не является установленным договором гарантийным сроком на замененный дисплейный модуль, поскольку установлен на ремонтные работы, а не на дисплейный модуль. Заказчик Идрисов В.Р. расписался в акте выполненных работ в том, что не имеет претензий по ремонту, а не в связи с согласованием гарантийного срока на вновь установленный дисплейный модуль. Кроме того, акт выполненных работ подписан представителем ООО «СПРОС+», а не продавцом и ответчиком по делу ООО «Интегрированные маркетинговые коммуникации».

Следовательно, какого-либо соглашения между истцом Идрисовым В.Р. и ответчиком ООО «Интегрированные маркетинговые коммуникации» об установлении иного гарантийного срока на дисплейный модуль после его замены по гарантийному ремонту ДД.ММ.ГГГГ, не имеется. Значит, гарантийный срок на дисплейный модуль исчисляется с ДД.ММ.ГГГГ и равен 12 месяцам. Таким образом, требования потребителя предъявлены продавцу в течении гарантийного срока.

В соответствии с п. 4 ст. 13 Закона о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) освобождается от ответственности за неисполнение обязательств или за ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что неисполнение обязательств или их ненадлежащее исполнение произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом.

На основании п. 6 ст. 18 Закона о защите прав потребителей в отношении товара, на который установлен гарантийный срок, продавец (изготовитель), уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер отвечает за недостатки товара, если не докажет, что они возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы.

В судебном заседании нашло свое подтверждение наличие существенного недостатка коммуникатора, приобретенного истцом у ответчика, носящего производственный характер, доказательств обратного, либо доказательств наличия обстоятельств, освобождающих продавца от ответственности, предусмотренной Законом о защите прав потребителей, ответчиком суду не представлено. Также не представлено суду ответчиком достоверных доказательств того, что при осуществлении гарантийного ремонта ДД.ММ.ГГГГ на коммуникатор истца был установлен дисплейный модуль надлежащего качества, доказательств его оригинального происхождения. На основании изложенного, суд полагает требования иска о расторжении договора купли-продажи и взыскании оплаченных за товар денежных средств обоснованным и подлежащим удовлетворению.

Довод стороны ответчика о том, что недостаток товара в виде расслоения дисплейного модуля коммуникатора возник в результате нарушения потребителем правил эксплуатации, а именно, в результате физического воздействия, не обоснован, поскольку опровергается заключением эксперта об отсутствии причинно-следственной связи между недостатком эксплуатациионного характера и недостатком производственного характера в виде расслоения дисплея, а также показаниями эксперта В, категорично утверждающего об отсутствии взаимосвязи между физическим воздействием на коммуникатор и расслоением дисплейного модуля коммуникатора, который, по мнению эксперта, носит производственный характер. Каких-либо доказательств в обоснование своей позиции стороной ответчика суду не представлено.

В соответствии со ст. 15 Закона о защите прав потребителей моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Поскольку судом установлено нарушение ответчиком права потребителя на товар надлежащего качества, суд полагает требование иска о взыскании компенсации морального вреда обоснованным и подлежащим удовлетворению в части. Суд, с учетом степени вины ответчика и степени страданий истца, полагает подлежащим взысканию с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> рублей.

Что касается требований иска о взыскании неустойки и штрафа в соответствии со ст. 23 и п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, указанные требования, по мнению суда, не обоснованы, так как по смыслу указанных выше норм, неустойка и штраф взыскивается в случае не удовлетворения требования потребителя в добровольном порядке в установленные Законом о защите прав потребителей сроки, в том числе, требования об отказе от исполнения договора купли-продажи и возврате оплаченных за товар денежных средств.

Как установлено в судебном заседании, с претензией об отказе от исполнения договора купли-продажи и возврате уплаченных за товар денежных средств, истец к ответчику после повторно проявившегося недостатка в виде расслоения дисплейного модуля не обращался. Заявление от ДД.ММ.ГГГГ, представленное истцом суду, было направлено им ответчику до повторного появления недостатка, являющегося основанием для отказа от договора купли-продажи. Однако, данное обстоятельство не является основанием для оставления иска Идрисова В.Р. без рассмотрения, поскольку требования истца основаны на Законе о защите прав потребителей, которым не предусмотрен досудебный (претензионный) порядок урегулирования споров.

Не обосновано также требование иска о взыскании с ответчика стоимости наклейки пленки в размере <данные изъяты> рублей, поскольку истцом не представлено доказательств, что указанная сумма является убытками истца, понесенными в результате продажи ему товара ненадлежащего качества.

Согласно п. 1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

С учетом того, что исковые требования Идрисова В.Р. удовлетворены на 50% от заявленных исковых требований, заявление о взыскании судебных расходов по оплате судебной экспертизы в размере <данные изъяты> рублей, понесение которых подтверждается соответствующим счетом-фактурой № от ДД.ММ.ГГГГ и чеком-ордером от ДД.ММ.ГГГГ, подлежит удовлетворению в размере <данные изъяты> рублей, почтовые расходы истца, также подтвержденные соответствующими платежными документами, в размере <данные изъяты> рубля, подлежат удовлетворению в размере <данные изъяты> рубля.

На основании ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Как установлено в судебном заседании, предъявленные истцом ко взысканию расходы по оплате услуг представителя в размере <данные изъяты> рублей, понесены истцом в связи с подачей в суд другого искового заявления, понесены ДД.ММ.ГГГГ, до возникновения обстоятельств, послуживших основанием для обращения в суд с настоящим иском. В связи с чем, заявление Идрисова В.Р. о взыскании судебных расходов на представителя в размере <данные изъяты> рублей не обосновано и не подлежит удовлетворению.

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

На основании ст. 103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета пропорционально удовлетворенной части исковых требований подлежит взысканию государственная пошлина в размере <данные изъяты> рублей.

    

Руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

    Исковые требования Идрисова В. РишатоВ. к Обществу с ограниченной ответственностью «Интегрированные маркетинговые коммуникации» о защите прав потребителя, удовлетворить частично.

    Расторгнуть договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ коммуникатора <данные изъяты>, серийный №, стоимостью <данные изъяты> рублей, заключенный между Идрисовым В. Р. и Обществом с ограниченной ответственностью «Интегрированные маркетинговые коммуникации».

Взыскать с ООО «Интегрированные маркетинговые коммуникации» в пользу Идрисова В. РишатоВ. стоимость коммуникатора в размере <данные изъяты> рублей, компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> рублей, судебные расходы по оплате экспертизы в размере <данные изъяты> рублей, по оплате почтовых услуг в размере <данные изъяты> рубля.

В части исковых требований Идрисова В. РишатоВ. к Обществу с ограниченной ответственностью «Интегрированные маркетинговые коммуникации» о взыскании неустойки в размере <данные изъяты> рублей, штрафа, стоимости услуг наклейки пленки в размере <данные изъяты> рублей, услуг представителя в размере <данные изъяты> рублей, отказать.

Взыскать с ООО «Интегрированные маркетинговые коммуникации» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере <данные изъяты> рублей.

Решение суда может быть обжаловано в Верховный Суд Республики Башкортостан в течение одного месяца путем подачи апелляционной жалобы через Калининский районный суд г. Уфы Республики Башкортостан.

    

Судья Бикчурина О.В.


Возврат к списку